Этот пост стоит по праву считать детским и делать соответствующую скидку.

Магистр Одиноков: Арахнидизм

Не буду лукавить, на тему сегодняшней новонаучной статьи я натолкнулся случайно. Изначально я, как и в прошлый раз, собирался порассуждать на нейтральнейшую тему — тему родства дельфинов и пауков. Но наводя справки о пауках, я обнаружил ряд удивительных особенностей и совпадений, которые через полчаса лихорадочного копания в научных источниках уже нельзя было назвать совпадениями. Вы никогда не задумывались над странностью строения ваших рук? Не замечали поэтичности того, что паук ест муху, а оса — близкий родственник мухи — откладывает в его тело яйца? Не обнаруживали невероятной схожести некоторых элементов мировых религий? Надеюсь, эта статья расставит всё по своим местам.

Для начала пройдёмся по биологическим фактам.

Паук (арахнид) в собственноручно сотканную сеть ловит жертв (традиционно, мух), парализует их ядом из хелицер и поедает. Дорожная оса парализует паука ядом из жала, откладывает ему в брюхо единственное яйцо и прячет в нору с заваленным камешками входом. Там из яйца вылупляется личинка (нимфа) осы и начинает пожирать паука изнутри. Поскольку за жизненно важные органы личинка принимается лишь в последнюю очередь, паук остаётся жив почти до самого конца и на какое-то время даже восстанавливает двигательную активность, пытается прясть паутину, которой непроизвольно укрепляет стенки норы. После вылупления, через восемь дней с небольшим, личинка доедает паука и на всю зиму окутывается коконом, прикрепляя его к паутине на стенках. С наступлением весны из норы выходит полностью сформированная оса.

Любой романтик и поэт уже тут узреет изящный круговорот жизни: паук жалит и поедает муху, оса жалит паука, и её личинка поедает его тело. Причём оса в поэтически-символическом смысле — та же муха, только более яркая и агрессивная. Будто созревшая и окрепшая. Предлагаю обозначить осу и муху обобщающим термином двукрылое насекомое.

Здесь усматривается и другая круговая система: паук, поймавший муху, окутывает её паутиной, а готовая к созреванию нимфа осы сама прядёт для себя кокон. А незадолго до этого коконом для неё является паук. Мы знаем, что шёлк насекомых и паутина пауков очень близки по составу, и в целях сокращения количества сущностей можем их логически объединить без смысловых потерь.

Итак, мы получили цепочку:

1) Паук делает из двукрылого насекомого кокон; паук поедает двукрылое насекомое.

2) Двукрылое насекомое обращает паука в кокон; личинка двукрылого насекомого поедает паука.

3) Личинка обращается в кокон.

4) Кокон обращается в двукрылое насекомое.

(Дополнительно стоит отметить тот факт, что шесть лап и два крыла насекомого в сумме дают восемь конечностей, как у паука.)

Таким образом, границы между сущностями АРАХНИД (паук), ПАУТИНА (кокон) и МУХА (двукрылое насекомое) практически стираются. Они являются лишь тремя ипостасями одной сверхсущности. То есть образуют триединство.

Вот тут-то и начинаются загадочные закономерности. Три ипостаси сверхсущности? Триединство? Откуда нам знакомы эти термины? Разумеется, из христианства! Разве что Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух здесь замещаются Богом Пауком, Богом Мухой и Богом Паутиной.

Любопытства ради запишем слово христианин и выделим в нём буквы, общие со словом арахнид.

Х Р И С Т И А Н И Н ~ А Р А Х Н И Д

Слова подозрительно близки, не правда ли? Но остались две неприкаянные буквы: С и Т, — так что пока не будем проводить лишних параллелей, а гипотетическую философскую систему, элементом которой являлось бы арахнидское триединство (паук—паутина—муха), назовём нейтрально: арахнидизм или арахнидство.

Теологический факт: христианство возникло на основе иудаизма. И если в христианской вере сохранились следы арахнидства, унаследовать их она могла только от иудаизма. Хронологически, из трёх мировых авраамических религий — иудаизма, ислама и христианства, — понятие Бог появилось раньше именно в иудаизме.

Скоро станет ясно, зачем я об этом упомянул, но пока рассмотрим поближе слово паук. Самым загадочным в нём, пожалуй, будет звукосочетание [ау]. Обратимся к языкам латинского происхождения. Например, в английском, сочетание букв au всегда даёт звук [о]: fraud, sauce и т.д. В итальянском и испанском языках исконно латинские слова вовсе отбросили буквы au, заменив их одной буквой o; например, aurum (лат. золото) приняло вид oro. С остальными звуками в слове паук гораздо проще: фонема [п] — это глухой аналог звонкой фонемы [б], а [к] — глухой аналог [г]. Иными словами, паук и Бог — это одно слово!

То есть евреи, мусульмане и христиане поклоняются той же сущности, которой поклонялись арахнидисты!

Приложив капельку воображения, можно заметить, что наименования религий легко дополняются до арахнидистических: арахристианство и христиарахнидизм; арахнислам и мусульмарахнидство; арахниудаизм, иударахнидство. Быть может, это ничего не значит. Но для совпадения выходит слишком стройно.

Неясно, кем, когда и по какой причине (в этом ещё предстоит покопаться), но из религий стёрлись явные упоминания об их паучьей природе. Однако в символах и в мифологиях следы арахнидства остаются по сей день.

Давайте-ка рассмотрим такие символы. Начнём всё с того же логического начала — с иудаизма.

Совершенно очевидно, что Звезда Давида ✡ — это стилизованная паутина. Взгляните на её изображение в древнейшей копии Торы:

Ещё одну паутину в иудейской символике мы обнаружим, если отразим вверх стандартное изображение меноры. А отразив менору вниз, мы получим образ арахнида (в целях наглядности иллюстрация слегка адаптирована).

В традиции ортодоксальных евреев до сих пор поддерживается подражание лапкам паука посредством пейсов — нестриженных прядей волос на висках. Которые оказываются лишь двумя из восьми конечностей арахнида в образе иудея, если учесть очертания обязательного головного убора и собственные конечности еврея.

В христианстве основной символ — конечно же, крест. И христианский крест разумно будет рассмотреть вкупе с Кельтским крестом и Солнечным колесом.

В последних двух символах моментально распознаётся паутина: две прямые крепёжные нити и одна опоясывающая нить. Напрашивается вывод, что христианский крест ✝ получен из Солнечного колеса простым отбрасыванием опоясывающей нити. Но это не совсем так. В христианстве паутина ничего не утеряла, она всего лишь расслоилась на два символа: на уже упомянутый крест (крепёжные нити) и на круг (опоясывающую нить), который мы видим на каждой христианской иконе. Традиционно мы зовём его нимбом. Да-да, нимб — это паутина, в центре которой всегда находится святая личность — паук. В самом же слове нимб можно заметить слово нимфа ([б] — это звонкий вариант звука [п], а [п] — взрывной вариант фрикативного [ф]) — лёгкое напоминание о личинке (нимфе) осы, развивающейся в теле паука. Идея единства сущностей укрепляется тем, что паук (святая личность) в данном случае изображается внутри нимфы (нимба).

Крестовидные символы — ярчайшая иллюстрация триипостасности. В христианском кресте ✝ отчётливо видно двукрылое насекомое (длинный штрих — тело, короткий штрих — крылья по бокам), а Солнечное колесо (крест, начертанный на «теле» большого круга), оставаясь символом паутины, совершенно определённо изображает ещё и паука крестовика.

Немного иную трактовку триединства нам предлагает православный крест ☦. Двукрылое насекомое в нём остаётся без изменений, но образ крестовика отвергается, замещаясь обобщённым паучьим образом — собственной восьмиконечностью ("восьмилапостью") креста. Дополнительные перекладины на православном кресте можно воспринимать и как рудименты опоясывающей нити исконной паутины.

Как и в иудейской традиции, образ паука сохранён в требованиях к одеянию. В данном случае — к одеянию священнослужителей. Митра, пышный головной убор епископа, часто увенчанный крестиком, — не что иное, как жирное брюшко паука с выделяющейся из паутинных желез паутиной. В православный клобук даже возвращается символизм крестовика.

Христиарахнидское триединство обнаруживается и в жесте, которым христиане крестятся при произнесении молитвы. Помимо очевидного вычерчивания креста на теле (в чём снова прослеживается образ крестовика с крестом на брюхе), крестное знамение представляет собой одну итерацию движений, посредством которых паук окутывает жертву паутиной. Рука крестящегося христианина принимает форму заострённой (иногда — крючковатой) лапки паука.

Естественный порядок окутывающего арахнидского движения такой:

I) лапка тянется вниз — к паутинной железе;

II) захватив нить, лапка направляется вверх — к мухе;

III) нить наматывается на жертву поперёк её тела.

Инверсия порядка элементов I) и II) у крестного знамения объясняется тем, что паутинная железа в христианской символике, как мы выяснили на примере епископской митры, располагается не внизу тела, а на голове христианина.

Итого, крестящийся символически играет роль паука (1), который окутывает паутиной (2) муху (3), роль которой он тоже принимает на себя, в чём и заключается идея арахристианского триединства.

Другой трактовкой может быть то, что при крестном знамении рука принимает вид не лапки, а самого паука, который ткёт паутину на груди христианина, приглашая муху в его сердце.

И вот лингвистически-символическое подтверждение этой гипотезы. В прописной форме кириллическая буква р и греческая ρ неотличимы от  латинской p: P, которая даёт звук [п]. А по всем остальным буквам — у, к и а, — если закрыть глаза на их порядок, слово рука идентично слову паук. То есть рука = паук = Бог! Между делом мы выяснили, почему христианство порицает мастурбацию. И пришли к ещё одному важному христианскому символу — к хризме ☧, в которой якобы зашифровано имя Христа. Теперь нам проще простого расшифровать её значение. На полном её изображении мы видим греческие буквы ро (P, т.е. [п]), альфу ([а]), омегу (она же латинская w, дающая краткий звук [у]) и отражённую от вертикальной оси латинскую К ([к]) либо греческую хи ([х], но это лишь фрикативный аналог [к]). Уверен, вы все заметили, что у нас получилось.

Как заметили и то, что на хризме, если отразить её сверху вниз, как предписывает христиарахнидское крестное знамение, по сути, изображён паук (буква ρ до переворота, b — после), на ниточке спускающийся с паутины (буква Χ).

С новообретённым пониманием того, что Иисус — паук (а также, по принципу триипостасности, двукрылое насекомое), рассмотрим биологическое описание из начала статьи. Когда оса откладывает яйцо в брюхо паука, — что это, если не непорочное зачатие? Когда личинка коконом крепит себя к паутине (а мы знаем, что паутина символизирует крест) на стенках норы, — что это, если не распятие? От рождения до распятия проходит восемь дней с небольшим. Ну, допустим, 8,25. Привязать это число, казалось бы, не к чему. Но возьмём любые суточные циферблатные часы с отметками от 1 до 24 и начертим на циферблате крест. Крест разделит сутки на четыре части по шесть часов каждая. И сколько же таких четвертей будет в 8,25 днях, то есть в 198 часах? Ровно 33, и каждому из нас эта цифра знакома как возраст Христа. Зиму личинка проводит в коконе. Зима — это декабрь, январь и февраль — три месяца, как три дня, проведённые Иисусом на кресте. Затем личинка-Христос обращается взрослой осой, раскрывает заложенный камнями вход и улетает — возноситься!

Потрясающе, не правда ли? Думаю, не поленившись, в каждой главе любого священного писания можно обнаружить такие же арахнидистские корни, которые помогут связать воедино все существующие нестыковки самых разных вер и убеждений. Но пока вернёмся к символам.

Если христиарахнидская символика строится вокруг крестовика, то символистическую цепочку арахнислама можно проследить до паука Theridion grallator, в народе известного как улыбающийся паук. Во-первых, имя Аллаха явным образом упоминается в самом названии — T. grALLAtor. Во-вторых, об этом явным образом говорят мусульманские символы.

Разумеется, основной сегодняшний символ ислама ☪ — это в первую очередь паук («звезда») внутри круга паутины («полумесяц»). На флаге Азербайджана звезду замещает Руб аль-Хизм, восьмиконечность которого не оставляет сомнений в её арахнидском происхождении. Но символ может быть трактован и как муха между педипальпами паука, в чём снова обнаруживается принцип триединства. Но более состоятельной мне видится идея рассматривать символ как стилизованный рисунок на спине T. grallator.

Второй «глаз» от «лица» исчез из дошедшего до наших дней символа, вероятно, ввиду того, что звезда, как мы поняли в связи со Звездой Давида, сама по себе тоже символизирует паутину, и две одинаковых паутины в одном символе противоречат идее о триипостасности. И даже если вернуться к основной трактовке символа — пауку в паутине, — в природе не встретишь двух пауков на одной паутине, следовательно, вторая звезда избыточна.

В мусульманских обрядах, разумеется, тоже не обходится без остаточного влияния арахнидизма. Намаз выполняется на тканом коврике — символе сотканной паутины, — в позе, схожей с положением паука, поджидающего добычу. И до сих пор неполное триединство (паук-мусульманин, паутина-коврик, муха-...) завершается тем, как мусульмане смыкают перед собой руки: это жест мухи, чистящей передние лапки.

Говоря о паучьем символизме в авраамистических религиях, нельзя не упомянуть о следах арахнидства, просочившихся и в сатанизм. Во-первых, сатанинская (и любая оккультная) пентаграмма, будучи звездой, снова символизирует паутину, паука и муху, что не раз было показано в этой работе.

Но гораздо больший интерес, на мой взгляд, представляет знак жупела (серы), иногда ошибочно называемый сатанинским крестом. Во всём, кроме выводов, сатанизм — наследник христианства, а значит, для расшифровки сатанинских символов мы можем пользоваться подсказками из христиарахнидства. Итак, с виду знак жупела ничего из себя не представляет. Но давайте обратимся за помощью к символу, чьё непосредственное отношение к арахнидизму было безоговорочно доказано выше, — к православному кресту ☦. Один из его элементов выбивается из общего параллельно-перпендикулярного строя, а именно его скошенная нижняя перекладина. И только этого элемента не хватает в верхней части рассматриваемого символа, которая во всём остальном полностью аналогична православному кресту: ☨ и ☦. «Вернём» перекладину на жупел, продлим её до бесконечной прямой линии — оси (осы?!), — отбросим ту часть, которая оказалась под осью, а верхнюю часть зеркально отразим.

Что же получилось? Всё тот же паук. Концы поперечных перекладин символизируют восемь паучьих ног.

Но гораздо нагляднее можно показать, что особое внимание сатанисты уделяют хищной ипостаси двукрылого насекомого (как элемента арахристианского триединства) — осе. Пентаграмма и крест, как мы знаем, в сатанинской символике перевёрнуты на 180°. Логика подсказывает, что и знак жупела для более глубокого понимания следует перевернуть. Центр знака бесконечности (∞) и концы всех штрихов креста (☨) являются точками на эллипсе. Для наглядности прочертим эллипс и увидим изображение, которое можно трактовать исключительно так: это тело осы или голова осы.

И тогда не остаётся никаких сомнений: если сегодняшнее христианство уходит корнями в арахристианство, то сегодняшний сатанизм — это вчерашний осатанизм. Он опирается на агрессивные ипостаси элементов исконно пассивной и самодостаточной системы «паук—паутина—муха». Бесконечный цикл в нём, как тело паука, в которого отложено яйцо, разрывается осой, что и изображает крест (символ, как мы помним, двукрылого насекомого), впивающийся в знак бесконечности.

Небезынтересно будет на досуге вглядеться в символы пацифизма и анархизма (арахнизма?), но это вы сможете сделать без меня. Также рекомендую поразмышлять над следующей логической цепочкой. В рамках арахнидской теории устройства мира фашистская свастика (卐), судя по форме, пожалуй, символизирует сенокосца — паука, не плетущего паутины и пожирающего жертву целиком, а не высасывающего жидкость из её тела. Простонародное название этого паука — коси|ножка. «Ножки» сенокосца на свастике напоминают по форме молотки, а с сенокошением напрямую ассоциируется серп. Не буду развивать мысль, лишь напомню, что в основе свастики находится крест. И сильно ли серп отличается от полумесяца?

Завершая тему арахнидского символизма в мировых религиях, отмечу, что и дхармачакра (колесо закона) ☸, и падма (цветок лотоса) в буддизме — бесспорные символы паутины. И раз уж мы заговорили о буддизме, давайте проверим, какие буквы у имени Будды (Сиддхартха) общие со словом арахнид, как мы уже поступали со словом христианин.

С И Д Д Х А Р Т Х А ~ А Р А Х Н И Д

«Лишними» остались всё те же две буквы: С и Т. Но теперь нам не составит труда увидеть упрощённый христианский крест в букве Т и исламский полумесяц в букве С. То есть буддарахнизм (арахнуддизм?), как и любые религии и вероучения, которые мы ни попытаемся рассмотреть, входят в одну большую арахнидическую группу и используют один набор символов и общий язык. Происходят они от единой философской системы — арахнидизма, который, как я показал на примере христианства и буддизма, не проводит разницы между своими дочерними религиями и, наоборот, до сих пор старается их сблизить, наделяя общими символами и идеями. Посмотрите на арабские варианты имён пророков Магомеда и Иисуса: Мухаммед (муха!) и Иса (оса!). Арахнидизм — философия мира.

Кстати о мире. В слове МИР всего одна буква не имеет в латинском алфавите аналогов по написанию. Это буква И. Заменим её на английскую E (которая тоже произносится как [и]) и получившийся МЕР по принципу крестного знамения отразим сверху вниз. Что вышло? WEb, а web — английское слово для паутины. Мало того, если мы вспомним, что b — это паук из перевёрнутой хризмы, и перевернём её обратно в букву ρ (ро), мы получим weρ или, если записать по-русски, ве-ро. Вера! Очередной раз арахнидский посредник (паутина, web) помог нам связать, казалось бы, несвязуемое.

Я не просто так упомянул о связи слов паутина и мир. Ведь магнитное поле вокруг нашего мира выглядит точь-в-точь как паутина. А если оставить только самые сильные участки магнитных линий, мы (вполне ожидаемо) увидим арахнида и поймём, что наша планета — лишь паук в магнитной паутине.

Если по аналогии с Магомедом-Мухаммедом перевести слово магнит из арабской формы в привычную нам славянскую, мы получим муханит. То есть муха и нить (паутины)!

Продолжая всматриваться в устройство мира, мы увидим, что вся наша Солнечная система представляет из себя и паутину из орбит, и огромного арахнида с брюшком-Солнцем и восемью лапками-планетами. А учёные ещё удивляются, почему только в нашей Солнечной системе возникла жизнь! А обыватели ещё удивляются, что девятая «планета» оказалась никакой не планетой!

Уверен, вы уже догадались, что мы увидим, приглядевшись к галактике Млечный Путь. Млечный Путь? Скорее Вечный Паук!

Что ж, теперь арахнидское устройство мира не оставляет и тени сомнения. Люди обнаружили его ещё в глубокой древности и научились жить идеями арахнидизма. Когда же возникла наука и породила новые философские течения, часть арахнидических знаний была утеряна, и арахнидство разбилось на множество религий — арахристианство, арахнислам и так далее. Люди перестали обращать внимание на свою паучью природу, а пауки для них стали не более чем букашками.

И вот тут возникает проблема. Если наша вселенная — паук в паутине, а в арахнидизме на каждого паука есть оса, жаждущая отложить в него яйцо, не следует ли нам опасаться гигантского жала, со дня на день готового пронзить наше мироздание? А может быть, жизнь на нашей планете — и есть личинка, вылупившаяся из яйца, уже отложенного в брюхо паука-вселенной? Мне кажется, мировым учёным стоило бы бросить свои бессмысленные исследования (ибо именно наука виновата в замутнении арахнидических идей) и всерьёз озадачиться этим вопросом. Ведь в первом случае нам необходимо собраться и принять все возможные меры предосторожности, дабы не погибнуть от жала вневселенской осы, а во втором случае — перестать заморачиваться состоянием планеты и вспомнить, что такова природа вещей: мы — личинка с полным правом на пожирание организма, внутри которого находимся. Любые климатические и геологические изменения и катастрофы — лишь признак нашего скорого перерождения в нечто высшее, прекрасное, благородное.

А пока учёные думают, нам остаётся помнить об одном: мы все живём в одной паутине, едим одних мух и носим (в среднем) одно яйцо. Если взять лупу логики и новонаучного метода да вглядеться в детали, станет ясно, что между нами нет никакой разницы. Нам незачем браниться, презирать друг друга и воевать. Человек человеку паук, так давайте жить одной дружной паучьей семьёй!

RSS комментариев TrackBack 15 комм.

Откомментрировать