Квазимир №39: Заражение


Ноутзы по выпуску (показать/скрыть)

Думаю, каждый из нас за своё счастливое советское детство хоть раз да встречал среди игрушек зелёного медведя, красного крокодила или там фиолетового слона — и не только потому, что соседи в тот день лакировали мебель, а потому, что в этическом кодексе некоторых производителей игрушек почему-то не значится пункт аутентичности производимого товара. И каждому родителю рано или поздно приходится отвечать на такие основополагающие вопросы, как:
— Мама, а почему лягушонок голубой? (А это, сына, потому что он тропический и ядовитый.)
Или:
— Пап, а чего пингвин в крапинку? (А это потому что он папку в детстве не слушался… и папка отправил его в Чернобыль.)
Вон и моя Селинка каждый день скачет по дому на ослике, под зебру раскрашенном.

Одним словом, сегодняшний выпуск — очередная попытка ответа на один из подобных вопросов. Серьёзно, а чего ксеноморфы синие-то?

И как всегда не обошлось без «генной теории Чужих», которую я по косточкам уже разбирал и показывал её в общем случае несостоятельность, однако «Квазимир» — комикс, а в комиксе почему бы и не использовать непосредственный продукт комиксной индустрии.

Идея выпуска пришла, как это уже не раз бывало, во время игры с Селиной Никитовной. Под руку подвернулась подаренная Селине бабушкой Матрёшка-Чебурашка (она уже мельком появлялась в комиксе: в выпуске про Человека-лесенку она в нижнем-левом кадре стоит спиной к камере) с оторванной верхней (ушастой) частью, откуда задумчиво выглядывал крокодил Гена. И мне явилось: «Ы. Ксеноморф».
Тогда я глянул на стоящую на полочке тру-матрёшку и подумал, что моим игрушечным Чужим по размеру она (со всеми, простите, потрохами) подходит только так.
Остальное — уже детали.

Что примечательно, это уже не первый раз, когда тема Чебурашки для меня соседствует с темой Чужих. Прям эзотерика…

Роли между матрёшек распределились так: матрёшка №2 сошла за разорванного пополам «Бишопа», матрёшка №3 — за Матрипли, матрёшка №4 — за уже использованного чудищами носителя, матрёшка №5 — за «Ньют», а матрёшка номер раз — снова за Матрипли, но в момент «вылупления», дабы визуально уменьшить голову Чужого.

Для пущей атмосферности пришлось стереть улыбки с наглых рож с мордашек некоторых матрёшек, а то довольно странно смотрелось рождение честбёрстера под лучезарную улыбку носителя.

Первая серьёзная помарка этого выпуска: здесь слишком явно видна проволока, которой Матрипли «держит» пушку, но на сей раз этой оплошности решил не исправлять — пущай на виду останется элемент тяжёлых будней квазифотокомиксодела (прошу не читать как «педонекрозоофила»).

Кишки, элементы «гнезда» и внутренности «Бишопа» — изъятая из закромов жены (некогда моя) вязальная шерсть. Также из «Бишопа» торчат проводки наушников от айподика, а кишки «использованного носителя» ввиду его мелкости представлены красной мохнатенькой резинкой для волос. За техногенную основу взяты по счастливой случайности оказавшиеся на полу и ожидающие похода в ремонт сканер и принтер.

И вот вторая серьёзная помарка выпуска: как-то неправильно я разместил розовое яичко, — половинка от него потерялась, и оставшуюся половинку я поставил на маленький пластиковый стаканчик (для отмерки микстуры), и этот казус можно было бы легко скрыть, упихни я яичко в самый левый или в самый правый угол; ну почему я оставил его на самом видном месте?!
А так, ну сами смотрите, только это дурацкое половинчатое яйцо выдаёт подделку!

Короче говоря, люблю я, люблю большие постановочные выпуски, даже если они тяжелы для постановки и понимания 8)

(скрыть)

RSS комментариев TrackBack 6 комм.

Откомментрировать